Начало другой жизни.

Когда убиваешь человека, то сочувствия нет никакого, наоборот, распаляются страсти убивать и дальше. Как на войне: кто кого! Чуть пожалеешь крага, как тут же окажешься уничтоженным. Получается, что плоть наша стоит только на телесной позиции «око за око, зуб за зуб, смерть за смерть» — тут гуляет жажда мести! Но! Как же тогда понять начало новой заповеди Христа: люби ближнего своего, как самого себя? Не мсти? Благословляй врага твоего? Это что? Безропотно идти на врага, чтобы он тебя прикончил и сделал бы с тобой то, что ему вздумается? Как может в этом случае Бог спасти? Непонятно здесь. Ведь в любом случае можно нарушить заповедь. Практически, для тела нашего, это невыполнимое условие! Или ещё такая позиция: когда тебя бьют по одной щеке, подставь другую. Когда с тебя снимают верхнюю одежду, отдай и нижнее бельё. Какое-то странное и безумное деяние, которое никак не укладывается в мои мозги! Всё моё разумение восстаёт против такого насилия. Бред, да и только! Но вот, ещё одна позиция: для того, чтобы стать учеником Христа, я должен возненавидеть всех своих близких, родных, друзей, знакомых, вообще всякого человека. Я должен ненавидеть, таким образом, весь род человеческий, включая в этот список и самого себя. Если хоть и один человек останется и я буду проявлять к нему любовь, милость и сострадание, то значит я не выполню условие Христа и никогда не стану Его учеником, и никогда не буду иметь жизнь в самом себе?.. Опять в моих мозгах какой-то круговорот получается. Ведь в Евангелиях говорится, что мы должны любить и врагов, а также почитать отца и мать свою. Здесь явное противоречие, которое никак не вписывается в мои мозги. Невозможно одновременно и любить, и ненавидеть… Возвращаюсь туда, откуда пришёл: и до того, как я уверовал в Бога и получил начало познания от Него, я имел ненависть ко всем человекам и до сих пор, кое-кого ненавижу до невозможности. Но сейчас в мою ненависть добавляется ещё моя собственная душа, которую я теперь ненавижу, потому что она для меня становится противной и мерзостной. Думаю, что если я возненавижу самого себя лютой ненавистью, то для меня откроется путь на Голгофу, где распят мой Учитель. Ведь только ненависть заставляет меня поднять руку на другого человека. Только ненависть к самому себе поможет мне избавиться от грехов, которыми пропитана моя душонка. Фактически получается, что я есть ученик Христа и должен учиться делать то же самое, что делал и мой Учитель.! Поэтому я должен знать не только Христа, но и его дело! И вся Библия призывает именно к этому: ищите, познавайте, исследуйте!..

 

Вчера приезжали проповедники с другой общины (братья-немцы) — очень понравились их проповеди, и по содержанию, и по красноречию. Вот бы мне так научиться красиво говорить и проповедовать! Но вот что заметил: проповеди их были спокойны, без живости, мало чувственности. Такое ощущение, как будто бы прогорели уже и теперь только тлеют помаленьку. А может просто сказывается привычка ожидания чего-то необычного от новых проповедников, ведь всегда хочется услышать что-то новое, того, чего ещё не слышал. Наши-то проповедники до того стали постны и скучны, что от их монотонности порой и засыпаешь, да и надоедает слушать всегда об одном и том же.

Среди этих гостей выделялся один брат, от которого создалось неприязненное чувство бравады. Этакий образчик всезнающего «деловухи», который корчит из себя важного дятла, так и хочется зааплодировать ему и заорать на всё собрание: браво! Браво! Пошленький урод, носящий христианское обличье. На фарисея вроде не похож – эти больше властвующие. Вот пресвитер наш, голимый фарисей, святой бюрократ — для таковых портфель власти значит всё. Один брат как-то сказал мне, когда я попытался поговорить с ним о делах пресвитера, что нельзя даже и помыслить плохого о любом брате, а тем более, о руководящем. Надо себя сдерживать в разговорах, да поменьше обсуждать кого-либо…

 

Господи! Будь милостив к моей грешной душе. Вразуми меня, дай мне возможность правильно всё понимать и осмысливать, чтобы больше укрепляться в твоих истинах, которые Ты мне открываешь. Моё упование только на Тебя и я не уйду от Тебя, чтобы со мной ни случилось. Но разумею, что и это плохо, если думаю, что я непременно буду исполнять волю твою. Я не знаю всех путей Твоих. Я не знаю и свой путь, по которому я должен идти…

Господи! Только Ты, мой дорогой Иисус, в силе удержать меня от грешных путей и вести меня по дороге праведников…

Господи, Боже мой! Будь милостив к моей грешной душе. Убери из сердца моего всё то, что не славит имя Твоё. Убереги меня от зазнайства, от фарисейства, от высокомерия, от гордости житейской, от всякого лицемерия, от надменности… Убери от меня всё то, что мешает видеть и разуметь Тебя! Ты сказал, что чистые сердцем узрят Бога. Господи! Я с головы до пят пропитан всякой мерзостью, так, что нет на мне чистого места. Душа моя изнывает и стонет под тяжестью греха и нет мне спасения… Прошу Тебя, Господи, очисти сердце моё. Помоги обнаружить свои внутренние грехи, чтобы не быть мне участником любых человеческих блудодеяний. Помоги разобраться в себе! Только Ты, Господи, можешь уберечь меня от козней дьявольских… Благодарность Тебе, мой дорогой Иисус, что Ты слышишь меня, помогаешь, утешаешь, наставляешь мой разум следовать путём Твоим!..

 

Лариска, любовь моя, очень хочется написать тебе письмо и сказать о любви своей! Мне просто необходимо высказать тебе всё, что лежит на сердце у меня. Боюсь, конечно, сотворить ещё какую-нибудь глупость, ведь я сейчас в полной растерянности… Родители твои восстали против наших встреч. Вижу по твоим глазам, что ты не равнодушна к моему предложению выйти за меня замуж, но ты не можешь не ослушаться родителей. Возможно, я слишком нетерпелив и поторопил события. Зачем только я пошёл к твоему отцу? Этим я всё испортил! Теперь он хочет отправить тебя отсюда, чтобы разлучить нас. Что станет со мною? Очень теперь сожалею о случившемся. Как мне не хотелось бы давать повод к твоему отъезду…

Лариска, печаль моя сердечная, мне кажется, что я нашёл своё счастье и одиночество моё уже не стало мне в тягость, потому что у меня появилась надежда, и я ещё тешу себя мыслью, что ещё не всё потеряно… А сейчас, мне остаётся говорить с тобой только через письма.

…Чувствительность моя чрезмерная, она доводит меня до отчаяния, до сумасшествия, до диких поступков. Я уже не в состоянии контролировать себя. Я не в состоянии обуздать свои страсти! Эти безумные, воспалённые во мне чувствования, не дают мне сосредоточиться, не дают мне возможность правильно и логично размышлять… Я в полном отчаянии!..

Лариса, радость моя! Когда я вижу тебя, внутри у меня всё меняется, мне становится хорошо, тепло, приятно и уже нет никаких проблем, потому что вокруг всё начинает расцветать! Любая работа спорится, хочется петь, восклицать, славить имя Господа Бога! Как хочется, чтобы всегда было бы такое крылатое состояние, когда готов и горы своротить для своей любимой. Любовь всегда творит чудеса! Я буду умолять Господа Бога моего, чтобы Он соединил бы нас навсегда…

Любовь моя, солнышко моё! Я не хочу тебя терять, я не хочу расставаться с мыслью, что могу потерять тебя навсегда… Когда ты уезжала на несколько дней, я здесь начал сходить с ума, разлука с тобой довела меня до сумасшествия. Что я только не придумывал себе!.. Я заскорбел от тоски и ревности. Понимаю, что так нельзя, но ничего уже не могу поделать с собою, даже в церковь не хочется ходить… Чувствовать себя одиноким, никому не нужным, невыносимо тоскливо. Эта горечь потери, тоски и отчаяния преследуют меня всю сознательную жизнь…  Душа моя рвётся только к тебе и я не хочу тебя потерять… Конечно, со стороны церкви я чувствую внимание, заботу, тепло, ласку, любовь, уют. Церковь для меня стала как дом родной, которого я никогда не имел, но очень тоскливо на душе и гложет меня какая-то невероятная пустота в сердце. Душа моя в тревоге и печали. Для тебя, солнышко моё, эта вечная тоска бродяги, закоренелого холостяка тебе непонятна и мне до ужаса не хочется говорить об этом даже и себе…

Даже мимолётно брошенный тобою взгляд, заставляет трепетать моё сердце. Если бы у меня просто появилась влюблённость к девице, то думаю, что за полгода наших встреч, она бы улетучилась. Но и ныне, мои чувства все более наполняются энергией любви, готовые от малейшего твоего желания, от малейшей искорки, вспыхнуть неукротимой огненной страстью, и не будет уже сил остановить этот всепожирающий огонь любви в моём сердце…

 

Вера. Надежда. Любовь. Святая троица чувств. Как здесь понять? По вопросу веры у меня большое разногласие с религиозным мышлением. Как я понял, вера, причём, твёрдая вера, приходит от знания. Если я знаю, то верю! Чем больше знания, тем сильнее и твёрже становится моя вера. Как мне кажется, в христианстве вера проповедуется без знания, подобно тому, как младенец верит в существование Деда Мороза, а если узнает, что его нет, то и вера исчезает. Надежда тоже имеет временное значение. Ведь тогда, когда осуществляется то, на что надеялся, то сама надежда вскоре исчезает… Пока я живу на земле, то надеюсь на Христа, что он меня спасёт и возьмёт в своё Царство. Так ли это? Не всякая надежда сбывается. Есть и постыжённая надежда, когда рушатся идеалы, цели, смыслы, всё то, на что надеялся, чему верил, чему поклонялся. Любовь! К женщине? Она всегда непостоянна: пришла, посетила душу человеческую, произвела опустошение сердечное и умчалась гулять по белому свету. Непостоянное это чувство!.. К Богу! Которого не знаешь и которого не видишь? Однако написано, что чистые сердцем, узрят Бога. Как здесь правильно разуметь и осмыслить?..

 

Лариса, любовь моя! Как мне приятно быть рядом с тобою! Мне хочется целовать тебя, мне хочется обнимать тебя, мне хочется прижаться к грудям твоим! Боже мой! Я совсем обезумел!.. Когда ты рядом, я в полной растерянности. Столько хочется сказать тебе, столько нежных слов приготовил для тебя, а при встрече робею, и все слова куда-то улетучиваются. Желание только одно: созерцать, любоваться тобою, вдыхать пьянящий аромат твоего тела… Лариса, нежность моя. Я схожу с ума!..